Главная » 650 ОРБ

Прощание с погибшими

Опубликовал: :: Вс, 31.03.13 :: 2 комментария(-ев)

Провинция Герат, Шинданд, 650 ОРБ, 1986

Провинция Герат, Шинданд, 650 ОРБ, 1986. Оригинал фото

Прощание личного состава батальона с погибшими 04.04.1986 года в бою товарищами.
Погибшие:
- заместитель командира ОРБ по технической части майор Ященко Анатолий Петрович;
- заместитель командира РДР по ВДП лейтенант Келехсаев Сергей Александрович;
- командир отделения сержант Петров Василий Николаевич;
- командир отделения сержант Шилов Дмитрий Юрьевич;
- старший разведчик младший сержант Каприяниди Георгис Иванович;
- старший разведчик младший сержант Данча Иван Иванович;
- радиотелеграфист рядовой Сорокин Николай Анатольевич.

Из воспоминаний Николая Стародымова (служил с августа 1985 по январь 1987 года в дивизионной газете 5-й гв. мотострелковой дивизии, Шинданд).

«АФГАНСКИЙ ДНЕВНИК – 9.

ГИБЕЛЬ КЕЛЕХСАЕВА.
09.04.1986

Сегодня вернулись с операции разведчики. Должен был лететь с ними и я, но разведчики вообще предпочитают не брать с собой посторонних. Объясняют это нежеланием брать на себя ответственность. Но, по-моему, это у них суеверие.

Потери у них были в этот раз очень серьёзные. Погибло 7 человек, из них два офицера.

Обстановка была следующая. По данным разведки в ущелье была крупная база. Было решено взять ее с двух сторон. По ущелью слева шёл 12-й мотострелковый полк. А разведбат высадили на вершине горы. Они должны были одновременно с двух сторон ударить по душманам.

Высадка прошла отлично. Вертолёты выбросили десант. Тут же была замечена ЗГУ (зенитная горная установка), которую разворачивали на соседней горушке. (Дополнение. Надо сказать, что в горах зенитные средства показали себя отлично – понятно, ствольные, а не ракетные. Все эти ЗУ, ЗСУ, ЗГУ и т.д. имели высокий угол возвышения стволов, высокую дальность и точность, скорострельность и кучность, плотность огня). Наши мгновенно открыли огонь и подавили установку после первой же очереди. Только одному вертолёту душманы слегка повредили хвост.

Тем временем у душманов поднялась паника. Они бросились бежать из усадьбы, в которой базировались. И попадали под огонь десантников. (Имеется в виду десантники не как род войск, а как мотострелки, которые были высажены с вертолётов). Некоторые поднимали руки, сдаваясь, но в плен их не брали. Прежде всего потому, что душманы часто использовали это как хитрость – делали вид, что сдаются, а сами открывали огонь в наших, когда приближались. А потом у высадившихся попросту не было свободных людей, чтобы охранять пленных.

В это время бронегруппа пыталась прорваться в ущелье. Тут-то «духи» разобрались, в чем дело. Высадилась-то только одна рота! А по показаниям пленного душмана только здесь было не менее 150 душманов. А на базе, которая и в самом деле находилась в этом же ущелье, только глубже в горах, были ещё мятежники, которые тут же бросились на помощь своим. На горе через ущелье установили ДШК, на господствующих высотах а другой стороне ущелья устанавливались пулемёты, подходило «духовское» подкрепление.

На высоту, где стоял ЗГУ, отправился взвод старшего лейтенанта Андрея Валентиновича Данилова (орден Красной Звезды). Если бы это не сделали, рота была бы полностью блокирована. Кстати, не назвал раньше – командир роты старший лейтенант Эрмек Акылбекович Мендикулов (орден Красной Звезды), родом из Чимкентской области, замполит лейтенант Валерий Александрович Бутаков.

Короче говоря, обстановка накалялась. «Духи» поняли, что десантников мало и решили их уничтожить. Командир роты решил прорываться, пока не поздно, потому что кончались боеприпасы и вода. Вперёд пошла группа во главе с лейтенантом Сергеем Келехсаевым. В группу Келехсаева вошли самые опытные солдаты роты.

Сергей был любимцем роты. Уважали его очень. Он служил полтора года, получил орден Красной Звезды и «За службу Родине» III степени. Всегда шёл в самые серьезные переделки. Очень хладнокровный, грамотный, спокойный, умелый. Бой был 4 апреля, а 6 ему исполнилось бы 23 года. За несколько дней до операции он в связи с чем-то сказал: «Командир, это война, а не детский сад».

Рота была на вершине горы, на неплохой для обороны площадке. Но ДШК и миномёты уничтожили бы её. А от этой площадки шёл открытый пологий склон в сторону нашей «брони». Там же был дзот. Его за пять часов до этого проверял Данилов, «духов» там не было. Но Келехсаев решил ещё раз его проверить. Под ураганным огнём с двух сторон он пробежал до дзота и ещё раз осмотрел его. «Духов» там не было. Но зато он обнаружил, что слева есть место, где «духи» могут находиться. На свой страх и риск он решил и его проверить. Оставив в дзоте пять человек, он с шестью остальными пошел в опасное место. А там оказалась душманская засада. И они ударили по нашим в упор.

У Келехсаева были самые опытные солдаты. Они могли отойти, причём, возможно, даже без потерь. Но в этом случае вся рота, в которой немало солдат впервые участвовали в боевой операции, оказались бы на склоне под прямым огнём засады. ДШК и «духи» на склоне были далеко – а эти стреляли бы почти в упор.

Келехсаев принял бой. И погиб. Вместе с ним были убиты сержанты Василий Николаевич Петров (ранее награждён медалью «За отвагу») и Дмитрий Юрьевич Шилов, младшие сержанты Георгис Иванович Каприяниди (грек по национальности) и Иван Иванович Данча. Шилов был радистом. Когда он погиб, рацию взял младший сержант Владимир Александрович Оаптев (медаль «За отвагу»). К этому времени он был ранен осколком в щеку – она была вся разворочена. Несмотря на дикую боль, он поддерживал связь, пока не подошла рота. Рядовой Сергей Владимирович Мартынов был ранен в пятку. Он держался до последнего. Когда подошли наши, он наотрез отказался уйти вниз. Не выполнил приказ уйти, помогал эвакуировать убитых, хотя боль была сильной. Он тащил автоматы. Но это было позже.

Когда Эрмек узнал, что Келехсаев принял бой с превосходящими силами противника, он повёл роту на помощь. «Духи», пытаясь этому воспрепятствовать, открыли с гор бешеный огонь. Вместе со всеми бежал артнаводчик Саша (фамилии никто не помнит), лейтенант из противотанковой батареи 12-го полка. При десантировании он сломал ногу и теперь бежал, забыв о боли. Одновременно навстречу им прорывалась рота старшего лейтенанта Сергея Викторовича Несмияна. Сам командир страшно обжёг руки (как – не сказал, но другие говорили, что случайно схватился за ствол миномета) и не мог держать в руках автомат. Он бежал впереди подчинённых без автомата, размахивая болящими руками и кричал что-то вроде «Вперед, ребята! Там люди гибнут!». Впрочем, подгонять никого не нужно было.

«Духов» отбили. Но из 7 человек группы Келехсаева осталось только 2.

Начали собирать убитых. В этот момент откуда-то появился наёмник – они отличаются одеждой и очками. И в упор выстрелил по троим солдатам. Рядовой Сорокин и один из химроты (фамилию не знают) были убиты сразу, а рядовой Туркин дал ответную очередь, но промахнулся. Когда Туркин доложил о случившемся и опять пошёл с двумя товарищами за убитыми, оказалось, что «дух» ждёт этого. Однако на этот раз он смог только легко ранить мотострелка. Туркин же опять не попал. «Заколдованный он», – сказал Туркин позднее. (Дополнение. Понятно, что тут не в колдовству дело, хотя в бою везение играет огромную роль. Любой человек, который бывал на войне, знает, что чем больше у человека опыта, тем меньше у противника шансов в него попасть. Понятно, что в массовом бою, где идёт плотный огонь из многих стволов, от пули не уклонишься – плотность огня понятие не абстрактное, а вполне реальное. А вот в таких столкновениях, подобных описанному, индивидуальная подготовленность играет грандиозное, если не решающее значение. Какой бы боевой опыт ни был у солдата-призывника, у профессионала-наёмника шансов на победу в очном поединке на порядок выше).
Сорокин – ещё совсем молодой солдат, последнего призыва. Это был его первый выход.

Рота отошла к крепости, но «духи» наседали, а патронов у разведчиков уже не было. Поэтому замполит сказал, что нужно доставить боеприпасы в город. И это в то время, когда перед их глазами лежали убитые товарищи. Кстати, одновременно с боем в усадьбе был убит зампотех батальона майор Ященко. Никто не отказался. А Мартынов даже к замполиту подходил, чтобы его взяли без разрешения командира. Но его не взяли – всё же ранен в ногу, хоть рана в горячке и не болела. Вернее, он не чувствовал. Мартынов даже плакал – не от боли, а от того, что не берут.

Тем временем разведчики продолжали держаться, т.к. не убитые были найдены, один труп попал между камней и его не могли найти.

Эрмек с несколькими солдатами решил подняться повыше по откосу, чтобы вести огонь оттуда. Но оказалось, что и «духи» решили сделать то же. На козырьке над пропастью эти группы столкнулись нос к носу. «Духов» уничтожили (их было трое). Этим были спасены ещё жизни. Но Мендикулов считает, что сделал ошибку, так как оторвался от роты (ведь «духи» могли оказаться расторопнее).

Только под утро собрали убитых и отошли. И тогда по заполненным «духами» горам и ущелью влупили из «Градов».»


майор Ященко Анатолий Петрович

лейтенант Келехсаев Сергей Александрович

2 комментариев »

  • mayory 13 февраля 2014 в 20:06 написал:

    Рядовой Сорокин и один из химроты (фамилию не знают)были убиты сразу, а рядовой Туркин дал ответную очередь, но промахнулся.

    Этим солдатом был рядовой Бекренев Александр Вячеславович, огнемётчик, в ДРА с 03.1985г. Журналист мог бы поинтересоваться у командования роты, и не хим. рота, а отдельная огнеметная рота.

  • Nuzhdin Dmitry 4 апреля 2016 в 22:04 написал:

    Слава погибшим за Родину!за ребят…я сын Шиловой Надежды Юрьевны-родной сестры Шилова Дмитрия(Митьки)Юрьевича

Оставьте свой отзыв!

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.